sobakibalashova

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » sobakibalashova » В.В. Тютюников и не только - статьи и рассказы » В. В. Тютюнников - СУД ЦАРЯ СОЛОМОНА


В. В. Тютюнников - СУД ЦАРЯ СОЛОМОНА

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

http://s9.uploads.ru/t/rvCFc.jpg
http://s7.uploads.ru/t/GzNRa.jpg
http://sh.uploads.ru/t/V1kCL.jpg

СУД ЦАРЯ СОЛОМОНА

     Современная система судопроизводства вызывает много нареканий. А вот высказывания «Соломонов суд» или «Соломоново решение», даже на уровне разговорной речи, олицетворяет справедливый и мудрый подход к решению любого сложного вопроса. Но ссылаясь на древнего царя, мы подчас не осознаем, чем же его «авторский» метод судопроизводства отличается от современного взгляда на соблюдение законов.

     На мой взгляд, глобальное отличие заключается в подходе. Для Соломона в первую очередь было важно не «ЧТО» совершил данный человек, а «ПОЧЕМУ» он это совершил. Конечно, убийство — смертный грех. Но человека, совершающего этот поступок в темной подворотне с целью забрать кошелек, называют бандитом, а людей вынужденных это делать ради защиты своей Родины, с гордостью называют воинами.

     И раз сегодня мы выносим на суд общественности тему собачьих боев, давайте попытаемся разобраться в ней не формально, типа — «собачий бой, это плохо», а попробуем с помощью Соломонова подхода понять мотивы всех участников и только после этого вынесем свой вердикт. А основных участников, без которых невозможно проведение современных собачьих боев, всего три. Собака, хозяин, зритель. И у каждого из них свое место и свой смысл в этом шоу.

     Начнем с основного участника — собаки. Почему собака ведет бой с другой собакой? В реальной жизни причин может быть несколько. И каждая из них строго замотивирована.

— нарушение иерархии в стае;

— борьба за самку;

— защита члена стаи, которому грозит реальная опасность;

— защита территории;

— защита хозяина или принадлежащего ему имущества (в том числе и стада);

— инстинктивная борьба с хищниками или животными другого вида.

     Теперь вопрос. Присутствует ли хоть один из этих факторов во время современных собачьих боев?

Однозначно, нет!

     Внутристайная иерархия не нарушена, так-так противники не являются членами одной стаи.

     Течная самка, как объект инстинктивного соперничества, на боях отсутствует.

     Ни кому из членов стаи реальная опасность не грозит.

     Бои проводятся на нейтральной территории, а значит, собственную защищать не надо.

     Ни хозяину, ни его имуществу ничто не угрожает.

     Противники — особи одного вида, следовательно, инстинкт борьбы с хищником не является первопричиной боя.

     И все таки, собака дерется, не имея на это реального, природой данного ей права. Почему? Варианта ответа мне видится только два. Или пес вопреки своему естеству вынужден выполнять волю хозяина, или мы имеем собаку с патологической психикой. Сломана она владельцем сознательно или это уже закрепленная генетически в нескольких поколениях психическая патология, вопрос отдельный.

     Следующий участник нашего разбирательства — владелец. Что двигает им? Что заставляет его принудить своего четвероногого друга к нарушению законов природы? У каждого мотив свой. Чаще всего они сводятся к следующему:

— тест на «профессиональную пригодность» волкодава;

— соблюдение древних национальных традиций;

— финансовое стимулирование участия;

— некоторые особенности психики владельца.

     Хоть на боях дерется собака, но она в этой ситуации лишь орудие, выполняющее волю своего хозяина. Ключевая фигура данного действа — владелец. Поэтому, мне кажется, очень важным не только озвучить возможные причины, по которым человек становится инициатором боя собак, но и попытаться в каждой из них подробно разобраться.

ЧАСТЬ 1.

     "Тест на «профессиональную пригодность» волкодава".

    Кто такой волкодав? Собака способная победить волка. Тогда справедливо по аналогии назвать собаку способную победить другую собаку — «собакодавом», способную победить кошку — «кошкодавом» и т. д. В российских деревнях еще можно услышать термин «куродав». В общем, всяких разных «…давов» великое множество.

     Лично я сильно сомневаюсь в том, что любой из современных чемпионов по собачьим боям не только сможет одолеть, а хотя бы осмелится пойти на живого волка. И вот почему.

     В начале 90-х годов мне пришлось участвовать в организации в Толочинском районе Витебской области специализированного охотхозяйства, которое предлагало иностранцам различные варианты безружейной охоты. Основных направлений было два: с бультерьерами на кабана и с русскими псовыми борзыми на волка. Охотник был вооружен только холодным оружием. В общем, мы пытались возродить уже исчезнувший вариант «охоты для настоящих мужчин». Для тестирования собак на «профпригодность» была использована местная притравочная станция, на которую помимо «стандартного набора» в виде лисы, барсука, енота, кабана и медведя, по нашей просьбе были завезены несколько молодых волков. Но попытка сформировать свору, реально работающую по волку, чуть ни окончилась полным крахом. Перебрав почти все российское, украинское и белорусское поголовье, мы смогли найти лишь одного кобеля РПБ в Пензенской области и лишь одну суку в Ростовской области, осмелившихся сделать хват по живому волку. Третьей собакой с задатками волкодава стала одна из дочек от этой пары. Кстати, остальные одиннадцать ее однопометников так и не рискнули подойти к живому волку. В дальнейшем именно эта тройка принимала участие в охоте на настоящих, диких, уже не вольерных волков. Справедливости ради хочу отметить, что даже втроем у собак ни разу не получились задушить зверя. Максимум, на что их хватало — это зафиксировать волка до подхода охотников.

Местные владельцы среднеазиатских овчарок, заинтересованные происходящим, попросили нас разрешить протестировать своих собак по вольерному молодому волку. Результат был грустным. Кобели, которые в поединке с себе подобными с упоением рвали друг друга, на прямой контакт со зверем не пошли вообще. Все кончилось истерическим облаиванием волка с дистанции 10–12 метров. Конечно, делать выводы обо всех представителях породы на основе «профнепригодности» всего лишь десятка ее далеко не лучших представителей не корректно. Но определенный вывод нужно сделать обязательно — «собачий бой» к понятию «тестовое испытание волкодава» не имеет ни малейшего отношения, так как собака, успешно ведущая бой с другой собакой, далеко не всегда осмелится атаковать волка!

     Я уверен, что способность вступать в схватку со зверем нельзя считать банальным породным признаком. Даже на нашем примере получилось, что из двенадцати щенков, рожденных от «волчатника» отца и «волчатницы» суки унаследовал эту способность лишь один. Скорее всего, остальные одиннадцать прекрасно могли бы проявить себя в качестве «собакодавов», но волкодавом родился только один из них.

     Еще более редкий дар — это не просто атаковать, а правильно атаковать зверя. Для бультерьера, например, единственный шанс остаться в живых в схватке с диким кабаном — сделать первый (и единственный!!!) хват «по месту» — за мочку носа. Этому не научит ни хозяин, ни папа с мамой, ни собратья по стае. И если щенок не родился с этой способностью, шансов на охоте у него нет. Правда, в этом случае у него уже не будет и возможности оставить потомство.

     Я уверен, что в генофонде кавказских и азиатских волкодавов еще жива способность и правильно атаковать и побеждать реального хищника. Именно поэтому, объектом для испытания волкодава должен быть только волк, но ни в коем случае не собака. Собачьи бои, наоборот, будут лишь отвлекать и затушевывать эту редчайшую на сегодняшний день генетическую особенность. Проводить тест на собаке, это все равно, что пытаться доказать наличие «мужской силы» с помощью резиновой женщины. Господа бойчатники! Посмотрите на ваших «соседей» — любителей охотничьих собак. Ну ни кому же из них и в голову не придет для проверки рабочих качеств вместо барсука или
енота притравливать своего ягдтерьера или таксу друг на друга. Ведь это только мы, люди, способны четко разделять в своем сознании реальный бой от уличной драки, спортивного поединка или товарищеской потасовки. Настоящие волкодавы не могут сражаться «понарошку». Для них итог любого боя — смерть. Или противника, или собственная. Поэтому, манера боя реального волкодава в корне будет отличаться от техники ведения поединка у ринговых бойцов. Она требует совершенно других рефлексов. Даже у нас, людей, профессионально подготовленный спецназовец никогда не рискнет принять участие в мелочной потасовке. Он не умеет «просто подраться». Все его рефлексы приспособлены к ведению боя на поражение. Та же самая манера боя и у редких истинных волкодавов. Именно ее надо выявлять с помощью тестовых испытаний по реальному волку и культивировать в потомстве. Иначе превращение волкодава в «собакодава» станет неизбежным.

     Я прекрасно понимаю, что организация подобного тестирования дело чрезвычайно сложное. И технически, и организационно. Помимо простого желания со стороны владельцев, оно потребует и крупных финансовых вливаний, и принципиально новой теоретической и методологической
проработки вопроса. Но если перенаправить финансовые потоки, которые сейчас вращаются вокруг собачьих боев, если правильно объяснить необходимость финансирования данной темы владельцам и заводчикам, а среди них много успешных в бизнесе и состоявшихся в жизни людей, средства найдутся. Нужно привлечь охотоведов и зоологов. Специалисты этого профиля тоже есть среди владельцев волкодавов. К примеру, Елена Николаевна Мычко — владелец питомника «СТРАЖИ», серьезный заводчик, известный и уважаемы эксперт, а главное ученый - биолог, занимавшийся изучением именно волков. Вот таких специалистов и надо привлекать к разработке теоретической модели нового теста.

    Я думаю, что тест по волку станет завершающим этапом в определении «кто есть кто». Успешно его пройдут очень не многие из огромного количества бойцовых азиатов и кавказцев. Но именно такие собаки должны использоваться в племенном разведении, если у заводчика есть потребность называть свою собаку не кавказской или среднеазиатской овчаркой, а именно ВОЛКОДАВОМ. Как говорят у нас в Ростове: «За базар отвечать надо»!

(Продолжение следует)

ЧАСТЬ 2.

     "Соблюдение древних национальных традиций".

0

2

http://sd.uploads.ru/t/gTkna.jpg
http://sh.uploads.ru/t/kOB8m.jpg

СУД ЦАРЯ СОЛОМОНА

Часть 2.

"Соблюдение древних национальных традиций".

    Безусловно, традиции надо уважать. А уважать, значит понимать первопричины их возникновения, историю их зарождения и временной трансформации. Стандартная «бубнилка» из серии — «чабаны травили, и мы тоже должны травить», для серьезного собаковода не годится.
    С моей точки зрения, максимально качественно к вопросу понимания истории боя волкодавов подошел Валерий Высоцкий. Поверьте, к мнению этого человека стоит прислушаться. Валерий не только владелец питомника волкодавов, не только эксперт, не только инициатор первых официальных тестовых испытаний волкодавов на Украине, но и историк. Историк серьезный, с дипломом исторического факультета. Именно Валерий ввел в теоретические основы понимания сути тестовых испытаний термин «первопрограмма». По его мнению, это основная породная характеристика, содержащая психотип (поведение), внешний облик (экстерьер), а так-же особенности интерьера (здоровье, выносливость, жизнеспособность и боеспособности.) волкодава. А значит, только тщательно изучив время возникновения породы, условия жизни людей в регионе ее «создания» и, прежде всего, особенности их религиозных воззрений, мы сможем разобраться в том, почему эта порода именно такая. Хочу в данной статье привести выдержки из материалов исследований Валерия, касающиеся сегодняшней темы.
     «…Любопытное наблюдение: вопрос к собаководам, народы какой религии создали кавказца и азиата, дал два варианта ответов. И оба неверные. Ведь не было в то время (6 тыс. лет назад) еще ни христианства, ни тем более, мусульманства. Эти религии откладывали свой отпечаток на отношение к собакам много позже, да и далеко не всегда благоприятный. В мусульманстве собака — «нечистое животное», а из 30 упоминаний собаки в Библии лишь 2 не имеют четко выраженного негативного значения. Вероятно, иудеи боялись собак (и не любили) из-за того, что римляне (их враги) как раз занимались их разведением и главное — применением. В том числе и против иудеев. Например, во время бестиарий. В интересующее нас время на интересующих нас территориях господствующей была совсем другая религия. Кстати говоря, очень многое из нее использовали и иудеи, и христиане, и мусульмане. Религия эта — зороастризм. Именно зороастризм был господствовавшей религией на азиатских и кавказских территориях в то время, когда на них создавались (вероятнее всего — не зависимо друг от друга!) те собаки, которых мы сегодня знаем под именами кавказская и среднеазиатская овчарки. Логично предположить, что разобравшись в предписаниях религии касательно отношения к собаке, мы сможем понять, почему люди того времени в этом месте создали именно таких собак, собак именно с такой «первопрограммой».

     И что же говорит зороастризм о собаке? Признаться, идя в своем исследовании этим путем, мы не ожидали такого результата. Собака — священное животное, практически равное человеку. Ее кормят первой, отдавая самые жирные куски. Делает это старший в роду. Просто обидеть собаку считалось страшным грехом. Например, дать собаке слишком горячую пищу или нераздробленные кости. За убийство собаки род совершившего его был проклят на 9 поколений! Главная книга зороастризма «Авеста» содержит в себе практические указания о разведении, воспитании и содержании собак, дает оценки метисов с волком (причем рассматриваются варианты, когда волк вяжет суку и когда кобель вяжет волчицу), рассматривает нюансы наказаний за нанесение ущерба собаке, охраняющей дом, и собаке охотничьей, и много другое. Даже во время перехода человека в другой мир по мосту, на нем ждут его две собаки. Праведнику они машут хвостами, а грешнику молча смотрят вслед. Вдумайтесь — собаки, по сути, решают — как прожил свою жизнь человек! Представьте себе, как должны были относиться к Собаке люди, если сам Заратустра как то увидел голодную суку со щенками и побежал домой, чтобы принести ей еды. Сука умирала от голода и лишь смотрела на Заратустру молящими глазами. Вернувшись с хлебом, Заратустра все же опоздал — сука умерла.
Сообщается, что Великий Заратустра очень долго страдал от этого воспоминания. Вдумайтесь в это. В какой еще мировой религии вы найдете что-нибудь подобное? А теперь решите сами — какими должны были становиться собаки в таких условиях, при таком к ним отношении?

     Именно так и произошло формирование пород волкодавов Кавказа и Азии, именно поэтому, согласно заложенной первопрограмме, они стали такими, какими они пока еще есть. Пока, так как современная кинолоия, кажется, поставила перед собой задачу уничтожения заложенной в эти древнейшие породы первопрограммы».

     А теперь скажите, уважаемые читатели, неужели возможно, что при таком обожествлении собаки, кто-нибудь бы осмелился выставить ее на бои с целью развлечения публики на национальных празднествах? Конечно, нет! Еще более абсурдное предположение, что лучших волкодавов, собак, реально убивающих волка, стравливали для поддержания их боевого духа или для проверки такового. И, тем не менее, бои волкодавов были, это исторический факт. Но их первопричина, как лично мне кажется, кроется совершенно в другой области.

    В те далекие времена у большинства народов была традиция в случае невозможности избежать крупных военных действий выставлять на поле боя лучших воинов для индивидуального поединка. Победа приносила не только славу выигравшей стороне, но и спасала сотни, а иногда и тысячи человеческих жизней. Бой Ахиллеса с Гектором, поединок Пересвета с Челубеем, и многие другие, стали достоянием общемировой истории. Как показывают последние исследования в этой области, корни поединков волкодавов уходят именно к этим древним традициям. На востоке, если между двумя кланами возникали непреодолимые противоречия, их решение отдавали в руки, а точнее в лапы четвероногих «поединщиков». Каждая из сторон выставляла лучшее, что у нее было, не просто пса-бойца, а ПСА-ВОИНА, и вверяла ему судьбу племени. И бился этот мохнатый воин не для развлечения, не для закалки духа. Пес спасал человеческие жизни. Именно в этом было древнее предназначение этих великих собак, стоящих на ступени между людьми и богами.

     Мне кажется, что ни у одного из современных правозащитников или «гринписовцев» не повернулся бы язык сказать что либо нелестное о жестоком, смертельном бое двух собак ради спасения человеческой жизни. Но, согласитесь, сегодняшние собачьи бои никак нельзя назвать частью этой величайшей из воинских традиций. А жаль. Представляете, насколько гуманнее мог бы выглядеть грузино-абхазский конфликт, противостояние за Карабах или русско-чеченская война. Сколько человеческих жизней мы бы сохранили, если бы каждая из сторон согласилась решать его этим древнейшем способом — боем двух великих СОБАК-ВОИНОВ.

    Какой же вывод можно сделать из всего вышесказанного? Нужны ли собачьи бои? Как самостоятельно существующее мероприятие — однозначно, нет!

Нужны ли тестовые испытания волкодавов? Однозначно, нужны. Только с их помощью мы сможем выявить среди обилия собак-бойцов и собак-спортсменов настоящих СОБАК-ВОИНОВ! Именно в этом наш гражданский, исторический долг перед людьми, много веков назад создававших этих удивительных собак — кавказских и азиатских ВОЛКОДАВОВ.

0


Вы здесь » sobakibalashova » В.В. Тютюников и не только - статьи и рассказы » В. В. Тютюнников - СУД ЦАРЯ СОЛОМОНА


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC